Кого уволят в 2018 году?

14 Янв 2018 | Автор: | Комментариев нет »

Кого уволят в 2018 году?

Угроза нависла над женщинами старше 40 лет, которые не желают переучиваться, сокращения затронут торговлю, муниципалитеты и банковский сектор.

Создатель проекта «Антирабство» Алена Владимирская рассказала о том, что будет с работой в 2018 году. По словам эксперта, многих выживут с рынка «машины». «С ужасом представляю, что будет, когда продавцы и кассиры в одночасье начнут терять работу. Медленная автоматизация в нашем случае — залог стабильности страны», — считает Владимирская.

По сравнению с 2016 годом, когда на каждую вакансию в Москве в среднем приходилось по 700 резюме (обычно — по 7), ситуация стабилизировалась. От месяца к месяцу количество вакансий растет на 10-12%.

«Казалось бы, мы выходим из кадрового кризиса, и все вроде бы хорошо. Но на самом деле — нет. Количество вакансий растет за счет продажников разных уровней, потому что бизнес уже не может работать также пассивно, как раньше — за счет входящего покупательского спроса. Для остальных все не так хорошо, как кажется», — считает Владимирская.

«В этом году мы ждем больших сокращений в банках. Один из крупнейших российских игроков на рынке готовится сократить до 20 тыс. человек, и сейчас проводит тендер среди хантинговых агентств, которые займутся перепрофилированием выбывших сотрудников», — рассказала она.

Сокращения в банковском секторе связаны не столько с кризисом, сколько с прогрессом. Когда все банковские услуги у нас в мобильных, маленькие районные отделения становятся не нужны.  

«Автоматизация плюс кризис съедят за ближайшие год-два около 20% всего состава банковской отрасли. Портрет сотрудника, который попадет под сокращение в первую очередь: женщина за 40 лет, с очень узкими и давно устаревшими профессиональными навыками, которые мало где применимы. С опытом руководства, поэтому на начальную позицию не пойдет. Не умеет и не хочет учиться. Переплачена, не понимает реальной ситуации на рынке труда. И таких выйдет очень много», — считает Владимирская.

Дополнит картину сокращение муниципальных служащих. По словам эксперта, это будут чиновники низшего звена — заместители руководителей каких-нибудь крошечных департаментов, которые тоже сильно «переплачены», не имеют никаких актуальных навыков, не хотят учиться, и очень любят руководить.

Ритейл за этот год сократит 7-10% сотрудников — тоже благодаря автоматизации. «Вскоре с рынка уйдут самые сложные с точки зрения найма профессии: продавец, кассир, фасовщик. Автоматизированные кассы уже есть в Москве, Петербурге, Новосибирске. Они не ошибаются, не хамят, не болеют, и не просят зарплату.  Когда посетителей мало, часть из них можно отключить, чтобы сэкономить на электричестве. Для того, чтобы организовать работу, нужно три-четыре инженера. В результате вся эта история становится дико выгодной», — считает Владимирская.

На горизонте трех-четырех лет автоматизация затронет рядовых бухгалтеров, юристов, рекрутеров. «У нас уже есть один очень известный новосибирский сервис, который объединил бухгалтеров-аутсорсеров из регионов с дешевой рабочей силой. Этот сервис уже практически забрал себе весь сегмент среднего и малого бизнеса. Пока всю работу там делают люди, но, очевидно, сейчас компания работает над программой, и в ближайшее время  бухгалтеров заменят алгоритмы», — отметила эксперт.

Если вашу работу можно разбить на задачи, и написать для каждой программу, в ближайшее 5-7 лет кто-нибудь непременно это сделает. Но умирать профессии будут по-разному. По прогнозам Владимирской, библиотекари продержатся дольше бухгалтеров, потому что бухгалтерский рынок куда больше и прибыльнее.

Хорошо, что страна у нас большая и консервативная, и технологизация проходит медленно. В противном случае миллионы людей в одночасье лишились бы заработка.

«Но хочу подчеркнуть: с рынка уйдут именно рядовые специалисты — не эксперты. Хорошие переводчики, бухгалтеры останутся с нами надолго», — отметила хантер.

В то же время, рабочие высокого разряда, при этом не пьющие, зарабатывают в больших городах больше, чем маркетологи. Такие специалисты нарасхват, компании держат их до последнего. У них большое будущее.

А вот представителям творческих профессий придется не сладко. Радио и газеты уже отмирают, на телевидении вакансии еще есть, но все они начального уровня, с жестким ограничением по возрасту и очень низкими зарплатами.

В то же время свои медиа появляются у бизнеса. Но если раньше подобные «издания» лоббировали какие-то политические вещи, то теперь их заводят для формирования лояльного сообщества вокруг компании. Так или иначе, авторы текстов и редакторы снова востребованы.

Появилось много вакансий высшего звена — топ-менеджеров, финансовых директоров, HR-директоров. Но все это — вакансии на замену. «Собственники, которые до этого сидели в теплых странах и получали дивиденды, с кризисом вернулись в Россию — спасать свой бизнес. Одни не сработались с действующей командой, привыкшей к автономии. Другие решили директоров по развитию сменить на кризисных управляющих. Компании не хотят развиваться, они хотят выжить. Поэтому им нужны люди с другими компетенциями. В результате, „старые“ топ-менеджеры из крупных отраслей выходят на рынок труда и по полтора года не могут найти работу», — отметила Владимирская.

На общем фоне неплохо чувствуют себя лишь крупные окологосударственные компании вроде Ростелекома или Роснано, в которых количество вакансий (не путать с зарплатами) будет только расти. В этом году они запланировали приличный набор сотрудников.

Традиционно хорошо в IT-секторе. Количество вакансий каждый месяц растет на 13-15%. Зарплаты не падают даже в самое суровое время. «Если в Яндексе снизить зарплаты, люди тут же уйдут в Google. Наших программистов охотно разбирают европейские и американские компании», — заметила эксперт.

Быстро растет аграрный сектор. В отрасли появился спрос на людей с хорошим языком и знанием международных рынков, которые способны выстроить логистику, финансы, продвижение. Впервые за долгие годы в Центральное Черноземье поехали дорогие топ-менеджеры из Москвы и Санкт-Петербурга. В аграрных регионах нужны люди с реальными навыками, и им готовы хорошо платить.

«Большой спрос на людей сейчас в крипте. Причем, востребованы не только программисты, но люди из консалта, маркетинга, PR, продакт-менеджмента», — отметила эксперт.

«Обычно блокчейн-проекты — это пара программистов без опыта управления и продвижения. Если проект внезапно выстрелил, денег много. Программисты, которые поумнее, докупают нужных специалистов, чтобы на этом росте сделать полноценный бизнес», — пояснила она.

Впервые за много десятков лет становятся потенциально востребованы инженеры. «Внезапно Россия стала одной из самых прогрессивных стран с точки зрения робототехники. Появились IT-менеджеры очень высокого уровня с большими деньгами и интересом к этой сфере. Дмитрий Гришин, который руководит Mail.ru Group, создал фонд для инвестиций в потребительскую робототехнику. Сергей Белоусов — предприниматель, основатель компании Acronis, в последнее время активно инвестирует в IT-стартапы.  В результате, у нас наметился большой потенциал в развитии робототехники. В эту сферу пришли деньги оборонки. К слову, Кремниевая долина когда-то тоже строилась на военные деньги, ничего страшного я в этом не вижу. Так вот, внезапно у нас стали востребованы инженеры. Но оказалось, что инженеров нет. Люди, которые называют себя инженерами, чаще всего работали по профилю 5-7-10 лет назад», — отметила эксперт.

В России начался бум онлайн-образования. Вузы, наконец, сняли оборону, признав, что онлайн — не конкуренция оффлайну, а хороший маркетинговый инструмент. В этой сфере нужны преподаватели, методисты, видеооператоры и монтажеры. Очень востребованы продюсеры онлайн-образования, но готовых специалистов, по словам Владимирской, сейчас нет. Чаще всего люди приходят сюда из игр и медиа. А вот учителям, например, без дополнительной подготовки работать продюсером онлайн-образования крайне тяжело.

Растет спрос на дешевый досуг: кино, катки, веревочные парки. Особенно удачны проекты на стыке развлечения и образования.

Большой спрос на дизайнеров и урбанистику. «В девелопменте сейчас кризис, и это надолго. Должно пройти как минимум 3-5 „жирных“ лет, чтобы люди накопили деньги и снова начали покупать квартиры. Так вот, чем сложнее продавать недвижимость, тем заметнее растет урбанистика как отрасль. Квартиры, микрорайоны, особенно те, которые построены в неудачных местах, нужно хорошо упаковать. Чем хуже дела в экономике, тем лучше нужно упаковывать свой продукт, каким бы он ни был. Поэтому дизайн, урбанистика — наше все», — отмечает Владимирская.

Растет благотворительность. Из области «это мой маленький фонд, делаю, что хочу» она превращается в настоящую отрасль, которая живет по своим законам. Профессионалы, которые занимаются фандрайзингом, очень востребованы.

В крупных корпорациях большой спрос на экологов. Но обольщаться раньше времени не стоит, предупреждает хантер. «Это не те экологи, которые будут защищать нас с вами. Корпорации нанимают экологов, чтобы те разрабатывали экологические программы, которые позволят бизнесу держаться в рамках закона», — пояснила эксперт.

До кризиса многие наши компании обелились. Одни — чтобы в будущем выгодно продать бизнес, другие — чтобы выйти на IPO. В любом случае, зарплаты в конвертах в большие планы на будущее не вписывались. Теперь 50-60% компаний (в основном это мелкий и средний бизнес) вновь вернулись к серым схемам. Получить последнюю зарплату при увольнении из такой конторы мало кому удается.

«Мой призыв ко всем родителям — учить детей в больших серьезных вузах, потому что вуз становится реальной путевкой в жизнь. Через вуз попасть в хорошую компанию сейчас много проще, чем с улицы.

Если у вас гуманитарное образование провинциального вуза, вам будет довольно сложно устроиться. Если вы заканчиваете банковский вуз не первого десятка — тоже. Проще найти работу выпускникам крупных технологических вузов. Тут нужно понимать, что любой престижный вуз имеет свое сообщество. Так, Mail.ru Group очень любит брать людей из Бауманки, потому что сам Гришин ее заканчивал. Яндекс больше тяготеет к МГУ, потому что его заканчивал Волож», — заметила Владимирская.

В то же время, выбирать первую работу по принципу брендовости компании эксперт не советует. «В первую очередь смотрите на вашего будущего начальника, обязательно поговорите с ним. Очень важно, насколько на первой работе вас будут растить, давать реальные задачи. Вы можете работать в какой-нибудь крупной компании — делать таблички в Excel. Но через два года парень, который все это время провел в компании помельче, но развивался и решал реальные кейсы, вас обскачет. В этом случае вы окажетесь неконкурентоспособны и возненавидите работу навсегда. Думаю, большинство людей, у которых сложилась карьера, помнят, что на начальном этапе им очень повезло — был такой человек, который их растил», — заключила Владимирская.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Twitter-новости
Наши партнёры
http://rcc.org.ua/index.html
Читать нас
Связаться с нами
Наши контакты

О сайте